Понедельник, 26.06.2017, 15:13

Мой сайт

Главная » 2016 » Октябрь » 29 » Журналист меняет профессию
08:06
Журналист меняет профессию

Наша биография

Егор Иванович Обухов на Всесоюзную ударную стройку прибыл по вызову в 1981 году. Работал на заводе КПД-280, строительстве Ростовской АЭС, в городских газетах.

В конце 80-х - начале 90-х годов являлся одним из инициаторов возрождения казачества на Дону, при его активном участии выпускались казачьи газеты «Донские известия», «Дикое поле».

Выйдя на пенсию, пять лет редактировал газету, выпускаемую одним из партийных отделений Волгодонска.

В этом материале он описывает только два года своей работы на Всесоюзной ударной комсомольской стройке 1981-1982 г.г. По его мнению, они были одними из самых ярких, насыщенных событиями в его жизни в Волгодонске. И ещё. О стройке на берегу рукотворного степного моря написано немало. Но мало кто из авторов говорит о роли профсоюзов на этой гигантской строительной площадке. Егор Обухов попытался несколькими штрихами показать беспокойную, хлопотную и почти неблагодарную должность председателя профкома.

Александр Проскворяков: «Принимаю решение – ты начальник отдела кадров»

С 12-го этажа добротного, самого лучшего общежития в южной столице (так любят называть свой город ростовчане), выстроенного финскими специалистами, хорошо просматривалась улица Пушкинская с остатками недавно выпавшего снега. Январь 1981 года в Ростове-на-Дону, как и на всем Юге России, выдался относительно тёплым и малоснежным. После окончания последней «пары» в высшей партийной школе я поспешил в свой номер. Завтра предстоял зачет по истории советской журналистики. Здесь уже ждал сосед – секретарь парткома Минмонтажспецстроя из Волгодонска Александр Проскворяков.

- Хотел с тобой поговорить, Егор. Хочу пригласить тебя в Волгодонск. Вчера мне руководство стройки предложило стать директором завода крупнопанельного домостроения. А кадров там катастрофически не хватает.

- Да я с промышленностью как-то не очень связан. Только пишу о производстве.

- Ничего, не Боги горшки обжигают…

Александр Мефодьевич Проскворяков прибыл на строительство Атоммаша из Набережных Челнов, где принимал самое активное участие в строительстве гиганта автомобилестроения СССР 70-х годов – КамАЗа. Учился в Саратовской высшей партийной школе на отделении совпартстроительства. А я – на отделении журналистики. После переезда в Волгодонск Проскворяков перевелся в Ростовскую высшую партшколу. Я в это время работал в Белой Калитве в местной газете ответственным секретарем. Перспектива получить жильё в этом городе, расположенном в живописном месте на берегу двух рек – Северский Донец и Калитва, была весьма туманной. Тем более, я был разведен, а одиноким гарантировалось только предоставление койко-места в общежитии.

  

- Как только приедешь в Волгодонск, сразу оформим вызов, - рассказывал между тем Проскуряков. – И квартиру получишь быстро.

- Какой такой вызов?

- Ну, на Всесоюзной ударной стройке есть такая форма привлечения специалистов, как оформление вызова. По этому документу ты станешь в особую очередь, которую курирует лично начальник стройки.

- Но для этого тебе придется поменять профессию, - продолжал Александр Мефодьевич. – Я видел в газетах такую рубрику «Журналист меняет профессию».

Через месяц после этого разговора я был в Волгодонске. Остановился в однокомнатной квартире у своего однокашника и коллеги Виталия Дорожинского. Он уже год, как покинул родную Кубань и вместе с семьей (женой, сыном и дочерью) прибыл в Волгодонск, работал заместителем секретаря парткома управления строительства «Гражданстрой».

- Какой КПД? – возмутился он. – Находится у чёрта на куличках, на всех парткомах, планерках его ругают за срыв выпуска сборного железобетона для жилья. Пойдешь к нам в «Гражданстрой»! Адаптируешься, а там посмотрим…

Я выставил на стол бутылку «Столичной», купленную еще в Белой Калитве.

- Не-а, Жора! – Дорожинский решительно убрал бутылку и отдал её жене. – Вера Максимовна, поставь в холодильник. На день Советской Армии пригубим. А сейчас – табу. У нас на стройке с этим строго…

В Волгодонске действительно в те годы действовал так называемый «сухой» закон. В продовольственных магазинах никакое спиртное не продавалось. На весь город был один магазин, на Первомайской улице, где продавали только водку. На стройке его называли «Малая земля». Видимо, в честь недавно вышедшей книги воспоминаний о войне Генсека ЦК КПСС Л.И. Брежнева. Двери и прилавок магазина брали штурмом. Здесь постоянно дежурил наряд милиции, ибо часто доходило до диких драк. В новом городе в переулке Западный работал небольшой магазинчик, где продавали сухое вино. Существовало несколько пивточек, в которых разливали пиво исключительно «на вынос» - в трехлитровые банки и канистры.

  

Утром мы уже были в кабинете секретаря парткома «Гражданстроя», который располагался в благоустроенном строительном вагончике на улице Пионерской.

- Алексей Алексеевич Паршин, Егор Иванович Обухов, - представил нас Дорожинский.

Паршин добродушно улыбнулся, сразу взялся за дело.

- У нас нет секретаря партбюро в СМУ-5. Коллектив его своеобразный – в основном невесты. Штукатуры-маляры. Зато известные всей стройке, да и области. Например, Елена Колабекова – депутат Верховного Совета СССР. У нас работает бригадиром.

- Алексей Алексеевич, не буду скрывать – я пока не готов к Вашему предложению, - отозвался я. Дорожинский незаметно для Паршина толкнул меня в бок. – Дайте мне подумать.

- Да что думать? – Алексей Алексеевич энергично встал из-за стола, подошел к окну. В небольшом дворе было почти пусто. Лишь стояли две служебные машины. – Конечно, в штатном расписании СМУ нет должности «секретарь партбюро». Примем Вас «подснежником».

- Подснежником? – с недоумением воскликнул я.

- Жора, - включился в разговор Дорожинский, сверкая золотой фиксой на верхнем зубе. – На стройке ни в одном СМУ, ни в одном управлении строительства нет в штате парторгов, профоргов, комсоргов. Все они числятся сварщиками, монтажниками, электриками. Их называют «подснежниками».

- Вас, Егор Иванович, мы зачислим в штат, например, электромонтажником. Вы знакомы хотя бы с азами электричества?

Я приосанился:

- Алексей Алексеевич! Я в армии получил специальность «электромонтажник высоковольтного оборудования военных аэродромов». Соответствующая запись есть в военном билете.

- Так тогда еще проще – комар носа не подточит. Пару раз в месяц, - Алексей Алексеевич опять улыбнулся, - поменяете где-нибудь в СМУ лампочки, а остальное время – партийной работе.

На следующий день мы с Дорожинским поехали в трест «Волгодонскэнергострой», где я должен был встать на партийный учёт. В широком коридоре парткома, занимавшем почти весь третий этаж солидного здания штаба стройки, меня встретил Проскворяков.

- И не думай соглашаться! – возмутился Александр Мефодьевич, услышав мой рассказ о предложении гражданстроецев. – Что ты там, в женском коллективе, забыл? Да они заклюют тебя! Короче, завтра я тебя жду в своем кабинете на заводе.

16 февраля 1981 года я в легких туфлях, осенней куртке доехал на троллейбусе до АБК-1 Атоммаша. На проспекте Строителей и улице Энтузиастов (название улиц я узнавал по объявлениям водителя троллейбуса) то там, то тут мелькали редкие щиты наглядной агитации: «Атоммаш - это гордость твоя, комсомол!», «Досрочно построим, досрочно освоим!», «Атоммаш строит вся страна!», «Даёшь монтаж - три дня этаж!». На громадных стендах были изображены энергичные парни и девчата в спецовках, касках, крановые стрелы, поднимающие какие-то стройматериалы. Один громадный стенд призывал всех строителей достойно встретить ХХVI съезд КПСС, до открытия которого оставалась неделя…

С великим трудом добрался до завода КПД. Никакой общественный транспорт на завод, разместившийся на самой окраине промзоны, не ходил. У входа в АБК завода стояли емкости с водой для мытья обуви.

- У меня есть две вакансии, - рассказал Проскворяков. – Начальник отдела техники безопасности и начальник отдела кадров. Выбирай.

- С кадровой работой я знаком – работал инспектором в районном отделе культуры. А с техникой безопасности… Для этого же надо иметь как минимум инженерное образование?

- Желательно. Так. Принимаем решение - с сегодняшнего дня ты начальник отдела кадров завода КПД-280.

Конечно, цифра «280» была на тот момент слишком завышена. Она означала мощность предприятия – 280 тысяч кубометров сборного железобетона в год для возведения 9-этажных домов серии «96», разработанной Киевским зональным институтом экспериментального проектирования. Такая мощность позволяла бы стремительно растущему Волгодонску получать от завода в год пять с половиной тысяч квартир. Пока же мощность была освоена ровно наполовину – 140 тысяч кубометров.

Через несколько дней на заводе без всяких торжеств была открыта и вторая очередь – зеркальное расположение основных цехов первой очереди – формовочные, арматурный, крановый, пропарочные секции.

- Цеха-то открыли, а людей не хватает. Ты же слышишь, как начальник цехов на каждой планерке требует сварщиков, бетонщиков, слесарей, электриков, крановщиков… Нам надо набрать кадры для двух- и затем трехсменной работы. А это больше тысячи человек, - жаловался Проскворяков. – У тебя сколько в день приходит новичков на работу?

  

- В среднем по 50-60 человек.

- А сколько увольняется?

- Да больше 40. Причем половина из них бросает трудовые книжки в отделе кадров и уезжает домой.

- Ну, заградительные отряды мы поставить не можем, - задумчиво сказал директор. – А набирать людей надо.

Я послал своего инспектора в отдел кадров треста «Волгодонскэнергострой», который размещался на первом этаже дома рядом с гостиницей «Спорт» по улице 50 лет СССР. Все прибывающие в Волгодонск поездами и автобусами сразу шли в отдел кадров. Здесь они получали направление на работу, их знакомили с основными правилами трудоустройства в ту или иную строительную организацию, размещения в общежитиях города. Поскольку типовых общежитий катастрофически не хватало, то вновь прибывших со всех концов необъятного СССР заселяли в квартиры только что возведенных домов. А комсомольские отряды размещали и в так называемом «болгарском» доме на площади Победы, имеющем шикарную планировку.

Через неделю я сам поехал в отдел кадров треста. Пришлось чуть ли не сражаться с коллегами из других подразделений треста, в том числе и родного ДСК, куда входил наш завод, чуть ли не за каждого прибывающего с вокзала. Потом обратился в редакцию газеты «Волгодонская правда» (в то время она была единственной в городе, не считая многотиражек) с просьбой поместить объявление о вакансиях на заводе.

- Что же это вы переманиваете кадры у строителей? – подметил редактор Иван Макарович Пушкарный.

- Без нашего завода все домостроители станут, - ответил я.

На заводе к началу марта уже работало свыше 1100 человек. Громадной проблемой была нехватка автотранспорта для доставки людей на работу и по окончании смен. Личного транспорта практически не было. Лишь у заместителя директора по снабжению Владимира Глотова была черная «Волга». Он её заработал в Египте, на возведении Асуанской ГЭС.

К заводу прикрепили старый, разбитый до последней гайки «ЛиАЗ», который забирал людей от первого АБК Атоммаша, вез рабочих и ИТР на завод, затем снова возвращался и вновь подбирал людей. Некоторые доезжали на рейсовых автобусах «ЛАЗ» №№3

  

Вячеслав Судьин: «Профсоюз! Где итоги соревнования?»

В мае мы с Проскворяковым уехали в Ростовскую ВПШ. Я – на государственные экзамены, а директор завода – на весеннюю сессию. Вместе с нами перед очами экзаменаторов предстал и коллега по Волгодонску Виталий Дорожинский. После получения дипломов, ромбиков о высшем образовании мы с Дорожинским на теплоходе «Метеор» прибыли в Волгодонск. Едва я переступил порог своего отдела кадров, как раздался звонок из партбюро завода. Его секретарь Вячеслав Андреевич Целищев кратко бросил:

- Зайди. Срочно. Захвати диплом.

В партбюро были Целищев, секретарь комитета ВЛКСМ завода Татьяна Полетаева, художник Эдуард Петер. Последний держал в руках какой-то листок. Секретарь партбюро попросил всех выйти.

- Поздравляю! Покажи диплом… Ну, что же прекрасно! Надо начинать работать по-новому.

- В смысле?

- В новой должности.

- Да у меня в отделе кадров дел «за глаза» - только разобрался с завалами бумаг. Принял нового сотрудника, благоустроил кабинет, поставил перегородки. Все вакансии по ИТР заполнены. Вы же знаете, что в этой комнатке, где размещается отдел кадров, творилось.

- От имени партии и руководства завода – спасибо! - шутливо произнес парторг.

А я продолжал:

- Набивалось в кабинетишке сразу по 15-20 человек. Все кричат, требуют срочно решить их вопрос. А инспектор всего одна, да и та беременная. Слава Богу, что только что принятая на работу Евгения Ивановна Бурланкова помимо военно-учетного стола, стала помогать нам и в кадровых вопросах.

- Много говоришь, товарищ! Мы уже всё с руководством обговорили. Директор в курсе. Вот художник пошел писать объявления о внеочередном проведении выборного профсоюзного собрания. Есть мнение, дружок, поставить тебя лидером профсоюза на заводе. А на собрании обновим и состав профкома. Ты подумай, кого ввести.

- Да кто же меня изберет? Я всего три месяца работаю тут.

- На Стройке всё решается быстро. Не забывай, что партия – наш рулевой!

На профсоюзное собрание явилось человек сто – один делегат от десяти членов профсоюза. Вёл собрание секретарь партбюро Целищев. Обосновал необходимость укрепления руководства профсоюзной организации, развития социалистического соревнования, решения многочисленных социальных проблем. Затем выступил директор завода Проскворяков, который сообщил присутствующим, что предлагается избрать на должность председателя профкома завода Обухова Е.И.,подробно рассказал обо мне. Председатель объединенного постройкома треста «Волгодонскэнергострой» Анатолий Капендюхин предложил поддержать мою кандидатуру. Я сидел в первом ряду и затылком чувствовал, что в зале далеко неоднозначная реакция на все эти выступления. Формовщик Сергей Шушунян, бригадир ремонтно-механического цеха Виктор Пак возмутились тем, что выбирать надо «варяга».

- А что - у нас на заводе нет что ли своих лидеров?

Однако выступившие начальник арматурного цеха Александр Рябышенков, главный инженер завода Евгений Барков, бригадир сварщиков Виктор Пименов, бригадир крановщиков Николай Самсонтьев призвали не устраивать «бузу», а проголосовать за кандидатуру Обухова.

Целищев поставил вопрос на голосование. «За» мою кандидатуру подняли руку человек 75-80. «Против» было около 20 членов профсоюза.

Я поблагодарил за доверие, сказал необходимые в таких случаях слова. Потом начались довыборы в состав профкома. Я предложил ввести в профком Шашуняна, Пака, Пименова, инженерно-технического работника Анисимову. Последняя отличалась очень бескомпромиссным характером в борьбе за качество пищи в столовой «Ивушка», которая находилась на территории завода.

    

На ближайшем заседании профкома я перераспределил обязанности его членов, предложил некоторые комиссии ликвидировать, создать новые. По сравнению с отделом кадров, где, казалось, кипел ад, работа в профкоме была еще напряженнее. Приходилось ездить в ДСК на еженедельные планерки в партком и постройком, участвовать в работе профсоюзных конференций, готовить выступающих от завода на этих мероприятиях. Обязательно член профсоюза должен был выступать и на партийных собраниях ДСК.

Вскоре после моего избрания на завод приехал секретарь парткома Стройки Вячеслав Судьин.

Вместе с ним и Целищевым мы прошли по основным цехам двух очередей завода. Судьин резко критиковал Целищева за почти полное отсутствие наглядной агитации.

- Состоялся съезд партии, а где у вас на заводе повышенные социалистические обязательства, где призывы к выполнению решений съезда?- Вопрошал Судьин. Потом он повернулся ко мне: - Профсоюз – где итоги социалистического соревнования? Как они отражаются по цехам, по бригадам? Где заводская Доска почета?

Никакие оправдания с нашей стороны (всего один художник, нет материалов, нет средств даже на краски и т.д.) партийный лидер Стройки не принимал. На совещании у директора завода было решено направить меня и Целищева на ростовский завод КПД с целью изучить тамошний опыт оформления наглядной агитации. После поездки подготовить заказ в художественный участок треста заявку на изготовление капитальных стендов и панно (после согласования с главным идеологом стройки Михаилом Николаевским).

Но работа профсоюзного лидера заключалась, конечно, не только в организации соцсоревнования. В обеденный перерыв люди шли толпами в профком. Их интересовали не столько итоги соревнования, а продвижение очереди на квартиры, места в детские сады и ясли, доставка транспортом на работу и домой, после смены, уменьшение запыленности в цехах, очереди в столовой… Бывали случаи и не один раз, когда возмущенные матери приезжали на работу с малолетними детьми, и бросали свои орущие чада на мой стол. «Вот ты, профком, следи моим ребенком, а я буду зарабатывать ему на хлеб и молоко!», - кричали они. У меня в профкоме было две «легкотрудницы» (беременные молодые женщины, которым нельзя было работать на основном производстве). Я им говорил: «Девчата, набирайтесь опыта. Ухаживайте за ребенком. Мама скоро вернется, если она настоящая мать». Естественно, мать далеко и не уходила, стояла в коридоре и слушала наш разговор. Скинув свой гнев (вполне праведный), она успокоенная заходила в кабинет и миролюбиво спрашивала: «Так когда же хотя на десять человек очередь в детсад подвинется?» Мои помощницы объясняли: «Не завод же строит детсады. Вот ДСК построит свой двухэтажный детсад на улице Гагарина, тогда почти многие молодые мамы получат места для своих детей».

                              

Вместе с заместителем директора по соцвопросам и быту Леонидом Русановым мы раза два в неделю выезжали в город, в действующие детсады. Все они были переполнены малышами. Рождаемость в городе была на высочайшем уровне. Средний возраст горожан был 27 лет. Заведующие садиками на нашу просьбу выделить 3-4 места, уклончиво отвечали: «Мы-то можем найти места, а вот вы в ответ что сделает для садика? Нам бы метров 500-600 забор металлический надо загородить. У вас же на заводе есть арматура?» После такого «торга» у нас на голове волосы дыбом вставали… И всё же удавалось решать самые критические проблемы с местами в детсадах. Но это были единичные случаи… Но они дорого обходились заводу.

В своей работе по детским садам и жилью я сразу предупредил администрацию, что все вопросы будут решаться гласно. Первым делом мы вывесили на переходной галерее список очередников на квартиры. Их было более 700 человек. А около кабинета профкома был вывешен список и на детские учреждения. В нем было более 200 фамилий. Любое выделение квартиры или места в детсаду обсуждалось на заседании профкома. Протокол заседания вывешивался на специальном стенде.

Виталий Дорожинский: «Рабочая эстафета»: три кольца, как три судьбы»

И всё же социалистическим соревнованием пришлось заниматься вплотную. На Стройке родилось движение «Рабочая эстафета». Секретарем координационного совета был назначен Виталий Дорожинский. Инициатива этой эстафеты пришла со строительства Нурекской ГЭС. Первыми её подхватили на Саяно-Шушенской ГЭС. За опытом организации этого соревнования на ГЭС ездили секретарь парткома Стройки Вячеслав Судьин и Виталий Дорожинский. Трест заключил договора с 300 предприятиями, участвующих в строительстве объектов Атоммаша, Ростовской АЭС, жилья и соцкультбыта. Главная цель «Рабочей эстафеты» – ритмичная поставка материалов и оборудования на пусковые объекты Волгодонска, усиление ответственности смежников за выполнение плана. У этой эстафеты было три так называемых кольца – большое, среднее и малое.

В большое кольцо входили смежники со всего Советского Союза. В среднее – Ростовской области, а малое – Волгодонска. Наш завод входил сразу во все кольца, так как был связан с поставщиками страны, Ростовской области, организациями и предприятиями города.

Виталий Дорожинский, рассказывая мне об этой эстафете, образно выразился: «Эти три кольца, как три судьбы в истории нашей Стройки».

Перед строителями была поставлена задача - ввести в 1982 году 230 тысяч кв. м. метров жилья. Этот год проходил под девизом «60-летию СССР - 60 ударных недель!». Коллектив завод КПД-280 должен был в юбилейном году освоить мощности на 80 процентов, выпустить сверх плана 2.800 кубометров сборного железобетона для строительства квартир в новом городе. Была поставлена задача - наладить выпуск железобетона с полной заводской готовностью, а внутренние и наружные стеновые панели довести до первой категории качества.

Как всё это воплотить в жизнь? Так называемый «четырехугольник» (директор, парторг, профсоюз и комсомол) не раз вечером собирались у директора завода для обсуждения этих вопросов. Вначале совещания вел Проскворяков, а потом сменивший его на посту директора Евгений Григорьевич Барков. Проскворяков отбыл во Владимировскую область, где возглавил вновь созданный ДСК.

Я не раз выдвигал идею о том, что рабочих и ИТР нужно заинтересовать внеочередным выделением квартиры. Как это сделать? Совместно выработали план – обратиться к руководству ДСК и треста о выделении заводу 10 внеочередных квартир для поощрения победителей соревнования. Мне же и поручили разработать условия этого соревнования. В ДСК нашу идею поддержали, однако председатель постройкома Власов в резолюции указал: «Не за счёт очередников ДСК». В тресте председатель постройкома Анатолий Капендюхин также одобрил инициативу и спросил: «Из каких фондов мы будем выделать эти квартиры?». Секретарь партбюро Целищев с присущей ему прямотой резанул: «Из фонда управляющего трестом Чечина!».

К Чечину в этот день мы не попали. Оставили свои предложения, условия соревнования. Дня через три из приемной Чечина сообщили, что начальник Стройки подписал бумаги. Но вместо 10 квартир значилось только 7. Целищев начал возмущаться, но Барков, миролюбивый по своему характеру, заметил: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе».

Вскоре провели совместное заседание партбюро, профкома и комитета ВЛКСМ с участием начальников 11 цехов, отделов, всех секретарей партячеек, профоргов, комсоргов подразделений. Словом – своеобразный партхозактив завода. Все активисты одобрили наши предложения. На самых видных местах завода и АБК появились стенды с выдержками из условий соревнования за 7 внеочередных квартир, «Экраны» соревнования.

По моей инициативе были созданы заводские стенгазета и радиогазета. Но у нас в стране инициатива наказуема. И Целищев приказал мне стать редактором и стенгазеты, и радиогазеты.

- Ты работал журналистом, был диктором на радио - тебе и карты в руки!

Ну, если стенгазету мы выпускали раз в месяц (а то и в два), то радиогазету – не менее двух раз в неделю, а концу соревнования – ежедневно, кроме выходных. Данные по итогам работы бригад мне подавали специалисты из отдела организации труда и заработной платы (ООТиЗ), планово-экономического и производственного отделов. Собирала и комплектовала их секретарь комитета ВЛКСМ, очень добросовестная, энергичная девушка Татьяна Полетаева. Я все обобщенные данные лично печатал на машинке, мы с Татьяной или инженером ПТО Людмилой Товстуха записывали радиопередачу на магнитофон, или читали текст в прямом «эфире». Для удобства в работе мы создали две редколлегии, которые были утверждены на совместном заседании партбюро, профкома и комитета комсомола. Затем по заводу вышел приказ об этих редколлегиях. Работать стало легче.

Надо отметить, что производительность, дисциплина труда, качество продукции в бригадах, участвующих в соревновании за получение внеочередной квартиры, резко повысились. Мы с Целищевым постоянно бывали во всех цехах, практически ежедневно в каждой бригаде. Нередко приезжали на завод и глубокой ночью для проверки дисциплины, организации поставок комплектующих для бесперебойного выпуска железобетона. Сами рабочие были кровно заинтересованы в выполнении плана.

Егор Обухов: «Почему завод КПД всегда крайний?»

Центром строительства домов серии «96» стал новый квартал В-7. Здесь были сосредоточены почти все монтажные бригады домостроительного комбината. «Гражданстроевцы» приступили к возведению громадной школы №19/20. В рамках «Рабочей эстафеты» мне приходилось постоянно выезжать на заседания штабов по строительству жилья. Почему-то в ДСК сложилась практика во всем винить завод КПД. Например, на одном из штабов начальник ООТиЗ ДСК В. Воробьев прямо назвал причину срыва монтажа квартир: «Монтажники простаивают. Нет панелей с завода». Я взорвался,

несмотря на присутствие на штабе журналистов городской, многотиражной и центральной газет.

- Нельзя же так, товарищи! (обращение «коллеги» раньше не употребляли). – Всегда заводчане крайние. Вчера 7 панелевозов вернулись с готовыми изделиями обратно на завод. Видите ли, негде разгружать. А почему площадки смежники из ДСК не подготовили? Если панели лишние, то зачем их столько заказывали?

Представитель НИС-17 пытался наступать:

- Идет монтаж 4-го этажа, а вы прислали детали на 7-й этаж!

- Ну и кто в этом виноват? Водители панелевозов, что ли? Или рабочие завода? Виноват диспетчер, прораб, бригадир ДСК, которые заказали не ту номенклатуру изделий!

Эта перепалка на штабе попала на страницы газет. Тогда, кстати, статьи в газетах, независимо от ранга, были значительно критичнее, намного меньше писали о действиях первых лиц Стройки, города, чем сейчас, когда описывается чуть ли не каждый шаг главы администрации города или губернатора области.

Об организации соревнования на заводе КПД, его ходе мне пришлось рассказывать в Ростове-на-Дону, где прошло совещание координационного совета «Рабочей эстафеты» по строительству энергокомплекса Атоммаш. Потом мое выступление было опубликовано в областной газете «Молот» и газете «Социалистическая индустрия» на Атоммаше».

Вячеслав Целищев: «Выдачу ордера – задержать!»

Не всегда гладкими были отношения между мной и секретарем партбюро завода Вячеславом Целищевым.

Грандиозный скандал разразился во время его летнего отпуска. Мне наконец-то выделили однокомнатную квартиру в только что отстроенном доме №220 в квартале «Т» (напротив В-5). До этого я месяц жил в гостинице треста на улице 50 лет СССР, месяца полтора в корпункте газеты «Молот» (зав. корпунктом Альберт Зорнин получил 3-комнатную квартиру на улице Энтузиастов и отдал ключи от служебного помещения на пр. Строителей мне), по месяцу меня пускали постояльцем к себе на квартиры Виталий Дорожинский и Леонид Русанов (за что им огромное спасибо!), месяц я обитал на абсолютно неблагоустроенной даче у товарища… Словом, помыкался. И вот я подхожу к работкам отдела быта треста, которые прямо у подъезда вручали ключи счастливым новоселам.

Меня девчата узнали, так как по служебным делам не раз приходилось бывать в этом отделе. Одна из девушек уже вытащила ключи от моей квартиры. Но вторая, посмотрев в список, сказала: «Стоп! Тут написано «Задержать! Указание ГИК» (горисполкома). Причина этого демарша вышестоящей организации выяснилась на следующий день.

  

Дело в том, что буквально несколько дней назад по указанию секретаря парткома ДСК Евгения Немцова меня перевели на работу в партком. Я стал заместителем по оргработе. На заводе состоялось профсоюзное собрание, где меня освободили от занимаемой должности « в связи с переходом на другую работу». Избрали нового председателя профкома. На собрании присутствовали и директор завода, и секретарь парткома ДСК, и председатель постройкома домостроительного комбината. Меня поздравили с повышением.

Кто-то позвонил Целищеву в санаторий, где он лечился. В страшном негодовании Вячеслав Андреевич вышел по телефону на своих друзей по штабу стройки: Анатолия Глазкова, Владимира Графова и Бориса Осадчего, и упросил их задержать выделение мне ключей от квартиры до его возвращения. Что они по доброте своей и сделали. Но замечу - девушки из отдела быта треста нарушили указание ГИК и один ключ мне отдали, а ордер

всё-таки задержали. Так что ту ночь я впервые провел в СВОЕЙ квартире, на матраце, который любезно притащил на спине мне Виталий Дорожинский. Он ранее получил 3-х комнатную квартире в соседнем доме.

По возвращению из санатория Целищев развил бурную деятельность. Цель была одна – вернуть меня на завод, на прежнее место работы. Он побывал в парткоме треста, в горкоме партии (в ДСК принципиально не обращался). Если коротко, то на заводе вновь состоялось собрание профсоюзной организации. Меня вновь избрали председателем профкома, а недостающие комплекты ключей и ордер на квартиру мне вручили тихо и скромно.

Сказать, что отношения с Целищевым у меня разладились, будет неверным. Мы до сих пор считаем друг друга настоящими товарищами. Кстати, Целищев и сам через какое-то время перешел с завода на хозяйственную работу в город. А секретарем партбюро завода был избран инструктор парткома стройки Петр Петрович Горчанюк.

Тимофей Карабанов: «Помоги разобраться»

Между тем, в ДСК началось новое соревнование за монтаж 12 квартир в сутки. Наш завод реально мог выпускать сборного железобетона для монтажа 7-8 квартир ежесуточно, соседний завод КПД-35 – для трех квартир. «Треугольник» (директор завода Евгений Барков, секретарь партбюро Петр Горчанюк и я) провели собрание бригадиров, на котором они приняли обращение ко всему трудовому коллективу завода КПД-280 увеличить в сутки выпуск железобетона с 8.000 до 10.000 кубометров. Для этого на заводе организовали трехсменную работу, основное внимание было уделено выпуску дефицитных деталей. Позже состоялось и партийное собрание коммунистов завода (их было около 110 человек) с обсуждением этого же круга проблем.

И вновь я выезжаю на заседания штаба по строительству жилья. И снова известный в ДСК бригадир Тимофей Карабанов жалуется мне: «Смонтировали за день всего 46 деталей вместо 230. Помоги разобраться». Разобрался. Выяснилось, что несколько часов на строительстве дома не работал кран – не было света. Прораб Ольховский наобум заказывал детали на заводе. Вечером уже стало ясно, что он не заказал два лестничных марша. Завод утром отправил эти марши на строящийся дом. Смонтировали. Но дальше монтаж остановился. Оказалось, что прораб опять забыл заказать лестничные марши. Итого, бригада Карабанова на два дня отстала от графика.

Все эти неурядицы должны решать начальники участков, прорабы, диспетчеры, бригадиры без вмешательства профсоюзных работников. Но нам приходилось и производственными делами заниматься… На заседаниях штабов я всегда в пример приводил бригадира «Заводстроя» Георгия Фоменко, который все случаи сбоя решал сам, решительно и энергично, «выходил» напрямую на руководство Стройки, а если нужно было, то на первых лиц города. Также поступали бригадир ДСК Григорий Паньков, бригадиры «Гражданстроя» Елена Калабекова, Людмила Рудь…Конечно, если выражаться современным языком, то эти лидеры своих небольших коллективов были «звёздами» Стройки и перед ними открывались двери почти всех кабинетов.

В ноябре 1982 года ушел из жизни Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. На внеочередном пленуме ЦК лидером партии был избран кэгэбист Юрий Андропов. Борьба за улучшение экономического положения государства, развёрнутая Андроповым, началась с широкомасштабной кампании по укреплению трудовой дисциплины. В Волгодонске силовые органы стали применять меры, жёсткость которых в то время населению показалась необычной. Например, в рабочее время стали проводиться милицейские облавы в кинотеатре «Комсомолец», универсамах и универмагах, торговом центре и других местах скопления людей, во время которых проверялись документы с целью выявить прогульщиков работы.

В этой кампания по наведению дисциплины и порядка пришлось принимать самое активное участие и нам, лидерам профсоюзных организаций. Вскоре был принят «Закон о трудовых коллективах». Во всех цехах завода мы провели профсоюзные собрания, на которых разъяснялось права рабочих. Особо отмечалось, что членам трудовых коллективов позволялось теперь участвовать в обсуждении планов, коллективных договоров, определении принципов расходования фондов оплаты труда на заводе. Однако голос бригады в большинстве случаев определялся как совещательный. Предполагалось, что в ходе обсуждений может проявляться инициатива рядовых работников, появляться конструктивные идеи. Но конкретный механизм мотивации и осуществления даже совещательных прав коллективов не был прописан. И, как мне показалось, этот закон так и не сыграл большой роли в укреплении значимости трудовых коллективов.

Сергей Ершов: «Возражений - не принимаю!»

В октябре 1983 года секретарь парткома Стройки Сергей Петрович Ершов поздно вечером пригласил меня в свой кабинет и предложил перейти на работу в многотиражную газету «Знамя строителя». Она выпускалась за счет треста «Волгодонскэнергострой». И хотя в колонтитуле значилось «Орган администрации, парткома, объединенного профкома и комитета ВЛКСМ треста «Волгодонскэнергострой» фактически руководил газетой партком в лице её секретаря.

- Повторения конфликта, который у Вас произошел при получении квартиры, я не допущу, - уверенно заявил Ершов. – Все вопросы согласованы с руководством завода, ДСК, и, конечно, с начальником Стройки. Возражений с Вашей стороны я не принимаю. Свою миссию на заводе КПД, я считаю, Вы выполнили. Надо поднимать авторитет и значимость строительной газеты. Редактором газеты назначен знакомый Вам Виталий Дорожинский. Проводите внеочередное собрание на заводе, избирайте нового три дня. В субботу Вы должны приступить к новой работе. (На Стройке суббота да 1982 года была рабочим днём, а в 1983 году ввели так называемые «черные» субботы, которые объявлялись рабочими несколько раз в месяц).

- У нас начинается громадный объем работ по повышению эксплуатационной надежности зданий и сооружений, - продолжал между тем секретарь парткома. – Ваша задача – показывать работу всех строительных, проектных организаций по ПЭНам в свете решения Политбюро ЦК КПСС по Волгодонску.

Ершов поднялся со своего кресла, подошел к карте Волгодонска.

- На первом месте должны стоять работы по укреплению Атоммаша. Здесь главное – обходные каналы. На жилье и соцкультбыте – забивка свай. Ну, ладно, это уже частности. А сейчас газета, прямо скажу, тянется в хвосте событий. Надеюсь, что Вы поправите дело. А не поправите – спросим по всей строгости партийной дисциплины. И Устава.

Так, осенью 1983 года я вновь вернулся к своей основной профессии – журналистике, с которой связал свою биографию ещё в 1966 году. Трёхгодичная смена профессии закончилась, ибо журналистика – это образ жизни. Нельзя резко обрывать отношения с ней. Можно расстаться с должностью, но с профессией – никогда!

Категория: ЛЮДИ | Просмотров: 541 | Добавил: supertik-alex | Теги: журналист меняет профессию, Егор Обухов | Рейтинг: 4.2/5
Всего комментариев: 0
avatar
Категории раздела
Политика [48]
политика в городе
Общество [310]
Городские события, праздники,учеба
Донские вести [208]
Материалы Правительства Ростовской области
СОЦИАЛКА [15]
Пенсионеры, многодетные семьи, пособия,льготы...
Новости [90]
Все новости текущего дня
Спорт-норма жизни [203]
Спорт,физкультура, соревнования,команды
Экономика [122]
Производства,работа
Проишествия [27]
ДТП,пожары,Криминал
Край родной [27]
путешествия, история донского края
Реклама [31]
Реклама на сайте, оюъявления
Профессионалы [38]
люди Волгодонска ставшие настоящими профессионалами своего дела
Культура и искусство [83]
выставки, мероприятия в городе
Здоровье,медицина [33]
Мероприятия. больницы,клиники,поликлиники.врачи
Служу России [22]
материалы военных и о военных,служба в Армии
Традиция [25]
Городские мероприятия, ставшие традиционными
ЛЮДИ [50]
материалы о волгодончанах
Деловой завтрак [5]
Разговор с интересными людьми
Образование [31]
Школы,лицеи,гимназии,колледжи,ПТУ,ВУЗы
Литературное творчество [7]
Стихи,рассказы жителей нашего края
Энергия города [4]
страница
Ваша сотка [1]
Дачи и огороды, советы агронома.
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Наш опрос
Какую политическую партию Вы поддерживаете?
Всего ответов: 375
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0